acura aston martin audi bentley bmw buick chevrolet crownline ford harley davidson honda hyundai infiniti jaguar jeep kawasaki kia ktm land-rover lexus maserati maybach mazda mercedes-benz mini mitsubishi nissan porsche sessa skoda subaru suzuki toyota volkswagen yamaha zimmer

Пансионат для пожилых людей

Опубликовано: 08.05.2019

Павел Николаевич вдруг оказался в поезде, стоящем на каком-то полустанке. Молодой, плохо выбритый мужчина в форме – проводник, наверное, – грубо тряс его за плечо и что-то говорил быстро и зло. Павел Николаевич только моргал, глядя, как шевелятся губы проводника, и ощущая его несвежее дыхание. Только что он был дома, на привычном, во многих местах продавленном диване, который сын все хотел заменить, — и вот он непонятно где. За окном темнота. Только горит одинокий фонарь, едва-едва освещая маленькое здание вокзала.

– Как зовут тебя, дед, хоть знаешь? ! – выдохнул в лицо проводник.

Павел Николаевич назвался, добавив на всякий случай, что родился в 1923-ем, и зачем-то сообщил адрес и почтовый индекс — будто проводник ему будет письма писать. Затем его вновь накрыла темнота.

Вновь очнулся Павел Николаевич уже в машине сына, который говорил много, нервно и постоянно курил.

– Папа, ну, вот как? Зимой, в одних тапочках, за триста километров от дома? ! Как ты сел на поезд? Куда ехал? ! Мы тебя вторые сутки ищем! . .

Павел Николаевич ничего не понимал (какие еще тапочки, ведь на ногах у него ботинки; какие 300 километров? ) – а потому молчал.

Сын вмял очередной окурок в пепельницу, захлопнул крышку.

– Хорошо, хоть нашелся. Ну, и напугал ты меня, папа.

Когда подъехали к дому, сын кинулся помогать, будто немощному какому-то, под руку взял даже. Вообще-то так оно и было: Павел Николаевич пока в магазин, до которого 300 метров всего, за хлебом и молоком шел, раз десять останавливался отдохнуть. Но как-то стыдно, что ли, было перед соседками, что сидели на лавке у подъезда хрущевки и сочувственно кивали седыми головами.

На второй этаж поднимались минут пятнадцать.

На пороге невестка встретила неестественной улыбкой и подчеркнутой суетой:

– Как вы, Павел Николаевич? Все нормально? Отдохнуть хотите, перекусить с дороги?

Какое-то вычурное зарубежное блюдо, приготовленное по модному рецепту, Павел Николаевич ковырнул пару раз, не почувствовав вкуса. Он давно уже относился к пище, как к необходимости, а не к удовольствию. Прилег на диван, закрыл глаза.

– Уснул, – услышал голос невестки. – Идем на кухню, поговорим.

– Давай, – ответил ей сын.

Их голоса звучали приглушенно из-за прикрытой двери, но все-таки слышно, потому что невестка то и дело срывалась на крик.

– Ты понимаешь, что твой отец уже не контролирует себя? ! Это старческое! Он способен навредить не только себе, но и окружающим! Ему нужен постоянный уход! А если он опять пропадет? ! Вот так уйдет из дому – и мы его не найдем? !

– Хорошо, дорогая. Возьмем папу к себе. Или Антон заберет — я уже говорил с ним об этом.

Антон… Павел Николаевич куснул бесцветную губу, вспоминая, кто такой Антон. Кажется, так зовут внука. Точно, Антон – внук. Высокий, улыбчивый, хороший парень. Точнее – давно уже мужчина, у него и дети уже есть.

– Нет! Ни за что! Твой отец не в себе! Он живет в собственном мире! А если проснется ночью у нас или у Антона, надумает себе чего-то не то? Не поймет, где он, да и возьмет нож, а потом? . .

На кухне надолго стало тихо.

– Что ты предлагаешь?

– Его два дня не было – и он ничего не помнит!

– Что ты предлагаешь? !

– Только не кричи. Сначала хорошо подумай. Отбрось эмоции – и подумай. Мне рекомендовали… А потом я сама нашла сайт. Вот, смотри. Это хороший dom-prestarelih.kiev.ua. Да ты посмотри сначала! Посмотри, не отворачивайся! . .


Личный опыт. Создание пансионата для пожилых людей: от идеи до воплощения